Индустрия, мистика и слоуфуд

5 вдохновляющих ракурсов Турина

  • Покупка
  • Регистрация на рейс
  • Мои бронирования
  •  
  • Авиа
  • Отели
  • Авто
  • Трансфер

Турин — не тот открыточный городок, перед которым замираешь в очаровании, всплеснув руками. Не тот, в кого влюбляются с первого взгляда. Но при более близком знакомстве выясняется, что Турин — как ларец с сокровищами, которых нет больше нигде и ни у кого. Сокровища нужно по одному вытаскивать на свет, разглядывать и любоваться.

Одним словом

Для итальянцев, если попросить их охарактеризовать каждый город одним словом, Милан — это мода, Флоренция — искусство, Венеция — романтика. Про Турин скажут — индустрия. Репутация индустриального города (градообразующее предприятие — автомобильный гигант FIAT) тянулась за Турином многие десятилетия, и только в последние годы итальянцы, присмотревшись как следует, поняли, что город этот совершенно особенный. Прежде всего, у него есть одна несвойственная итальянскому характеру черта — здесь не зацикливаются на славном прошлом и не возводят его в культ.

Это город креативных, инициативных и конструктивных людей. Зародившиеся здесь инициативы, бывало, покоряли всю страну, а то и весь мир. К примеру, здесь появился и итальянский автомобиль, и итальянский кинематограф (моментом его рождения принято считать показанный в Турине в 1914 году фильм «Кабирия»), и итальянское телевидение, и движение Slow Food. А индустрию, из-за которой обычно демонизируют Турин, в конце ХХ века вообще перенесли за город. Территорию завода с постройками 1920-х годов итальянский архитектор Ренцо Пьяно превратил в огромный выставочный комплекс, в котором можно даже поселиться — в заводских лофтах с окнами от пола до потолка теперь два роскошных отеля.

Здесь говорят на диалекте, больше похожем на французский, чем на итальянский, и традиционная кухня — тоже, скорее, с французским акцентом.

На что это похоже

В хороший ясный день видно, что там, где заканчивается город, к небу начинает подниматься горный массив Альп. Такой день будет правильно начать с восхождения (точнее, вознесения в стеклянном лифте) на башню Моле-Антонеллиана, один из знаковых архитектурных объектов Турина. Здание это с узнаваемым шпилем строили для синагоги, но, когда архитектор ощутимо превысил бюджет (и заявил, что будет строить здание высотой не в 66, а в 167 метров), еврейская община прекратила финансирование проекта и отдала его городским властям.

Сейчас в здании находится Национальный музей кинематографа, а с башни по-прежнему виден весь город: широкие авеню, большие каменные дома-палаццо, площади, аркады и портики. Вон там — Королевский дворец, где сейчас картинная галерея, там — чудом уцелевшие при перестройке города древние Палатинские ворота. А на вершине холма — базилика Суперга, к ней можно подняться пешком или на фуникулере. Здесь говорят на диалекте, больше похожем на французский, чем на итальянский, и традиционная кухня — тоже, скорее, с французским акцентом. В общем, весь этот колорит делает Турин еще более непохожим на ту Италию, встречи с которой мы ждем.

Турин по энергетике считается одним из самых сильных и загадочных городов.

Энергетика

И находим то, чего совсем не ждем. Знаете, так бывает с людьми, хорошо чувствующими тонкие материи… Они гуляют по городу, пьют кофе в барах, заходят на выставки, листают книги и комиксы на развалах букинистов, останавливаются посмотреть витрины на Виа Рома и бродят между рядов с сырами на рынке Порта Палаццо, и в какой-то момент начинают ощущать какое-то необыкновенное волнение. Постепенно это внутреннее напряжение отпустит, волна энергии отхлынет, но, если заинтересоваться ее происхождением, выяснится, что Турин по энергетике считается одним из самых сильных и загадочных городов. В истории города есть много фактов и легенд — начиная с того, что Нострадамус был советником при дворе местных герцогов Савойских. Любопытствующие с удовольствием ходят на экскурсии про мистический Турин, каких в городе проводится немало.

Артефакты

А для всех остальных в городе есть два неоспоримо великих артефакта мировой истории: это туринская плащаница и туринский папирус. Последний раз оригинал плащаницы был явлен широкой публике в 2010 году, следующая оказия случится, по всей видимости, не скоро (она хранится в специально изготовленном контейнере из камня и стекла, который защищает ее от любых опасностей — от пожара до микроорганизмов). А в десяти минутах ходьбы от Дуомо в Египетском музее лежит оригинал туринского папируса.

Этот музей входит в десятку самых посещаемых в Италии и считается наиболее старым и богатым собранием древнеегипетской цивилизации в мире (по последнему пункту он уступает только музею в Каире). Главная ценность его бесценной коллекции — как раз тот самый папирус, один из самых древних на земле манускриптов. Простому обывателю он не расскажет много, но вкупе со всей остальной коллекцией — статуями, сфинксами, мумиями, саркофагами, утварью, найденной в захоронениях, — Египетский музей оставляет неизгладимое впечатление.

Про еду

По многим итальянским городам гуляешь с чувством, будто все лучшее у них осталось в прошлом, и прошлое это, бережно законсервированное, с гордостью выставлено напоказ. В Турине легенды продолжают создаваться и сейчас. Десять лет назад предприниматель Оскар Фаринетти открыл здесь гастрономический рынок-супермаркет-фудкорт Eataly (от английского «еat Italy»). Концепцию он придумал такую: лучшие съедобные специалитеты Италии, энотеки (хранилища винных бутылок), книжные лавки и тематические (мясо, рыба, паста, пицца) траттории, где из этих продуктов готовят еду. В Eataly, одним словом, было все, что мы хотели знать про итальянскую еду.

За прошедшие десять лет одноименные центры открылись по всему миру: от Сан-Паулу до Йокогамы, но титул флагмана навсегда останется у Турина. Здесь же находится и штаб-квартира Slow Food — теперь уже глобальной организации, занимающейся сохранением и продвижением локальных продуктов. В определенном смысле лучшее время для путешествия в Турин — те несколько осенних дней, когда в городе проходит фестиваль Terra Madre, где съехавшиеся со всего мира представители движения представляют лучшее, что дает мать-земля.

Хозяин выносит клиентам тарелки с типичными для пиолы блюдами: сыром тумино с зеленью, телячьим языком, припущенным в вине.

Еда здесь — как и везде в Италии — способ самоидентификации, но даже тут Турин даст фору любому городу по части инноваций. То есть здесь, например, не просто гордятся своими белыми трюфелями, фундуком и красным бароло. Здесь изобрели вермут Martini, шоколадно-ореховую пасту Nutella и игристое спуманте, которого производят более ста тридцати миллионов бутылок в год (о том, сколько производят нутеллы и мартини, лучше даже не думать).

Днем в городе можно пообедать в одной из традиционных тратторий — они называются «пиола». За соседним столиком сидят старички, играют, забыв обо всем, в карты, а хозяин самолично выносит клиентам тарелки с типичными для пиолы блюдами: сыром тумино с зеленью, телячьим языком, припущенным в вине... А вечером в мишленовском ресторане Combal.Zero (он находится в престижном пригороде Риволи, в саду замка, где теперь работает музей современного искусства) шеф Давиде Скабин представляет свой инновационный Piola Kit (в него входит колода карт и несколько маленьких баночек с закусками), кибернетическое яйцо, искусственную устрицу, матрешку из лука, книгу со страницами из ветчины и дыни — как и большинство туринцев, он большой изобретатель.

Автор: Елена Голованова

Материал опубликован в ноябрьском номере бортового журнала 2016 года S7 под заголовком «Индустрия, мистика и слоуфуд».