Планета Эльбрус

О легендах, восхождениях, марафонах

  • Покупка
  • Регистрация на рейс
  • Мои бронирования
  •  
  • Авиа
  • Отели
  • Авто
  • Трансфер

С первых минут, как прилетаешь в Минеральные воды, попадаешь в совершенно инопланетную историю с собой в главной роли. Как только начнешь путь вверх, впитывай с чистейшим горным воздухом, все, что видишь, слышишь и узнаешь.

«Каждый раз бегут мурашки, когда вспоминаю, как это было»

Рассказывает Аня Сыпкова:

— На Кавказе я жила 12 лет. Родилась в Грозном, школу окончила в Пятигорске. В детстве ходила с родителями в походы на Чегет и Домбай. Из окна дома часто смотрела на Эльбрус, но никогда не думала, что однажды окажусь на вершине. Те, кто живет в Приэльбрусье, вообще не особо обращают внимания на горы. Это как жить у моря и купаться раз в год. Многие из одноклассников лет до 16 не были даже на горе Машук, которая находится ровно по центру Пятигорска, хотя туда доставляет за пять минут классная канатная дорога.

Стоило переехать в Москву, чтобы, наконец, посмотреть на горы по-другому. Я познакомилась с альпинистами и через три года решила покорить Эльбрус. Готовиться начала с апреля. Ежедневные тренировки, пробежки, подъем и спуск по лестницам в подъезде (этим иногда пугала соседей). Узнала, когда лучший сезон для восхождений, сколько это стоит. На Эльбрус заходят с четырех сторон, но юг считается самым простым маршрутом. С севера нужно идти все время пешком, жить в палатках, а с юга до середины горы идет «канатка». Я выбрала второй вариант.

В августе мы прилетели в Минеральные воды, где несколько дней провели в гостинице, чтобы акклиматизироваться. Потом поднялись на Гара-Баши — верхнюю станцию канатной дороги и поселились в «бочках». Это «жилища» для альпинистов, где температура не превышает 15 градусов. На следующий день мы собрались на скалы Пастухова, чтобы проверить свои силы. Считается, если доберешься до скал Пастухова, дойдешь и до вершины. Из 10 человек нашей группы справилось только шесть: пятеро ребят и я.

Ощущение такое, будто ты внезапно вылез из летящего самолета.

А потом был вечер перед восхождением. Наш гид объяснял, как вести себя во время восхождения: идти аккуратно, след в след, чтобы не попасть в обрыв или трещину в леднике. В тот момент я серьезно задумалась, стоит ли игра свеч.

В день, когда мы должны были выходить, началась страшная гроза. В горах ощущения еще острее, потому что сверкает, громыхает и над тобой, и под тобой. В какой-то момент захотелось выйти сфотографировать бурю. Но хорошо, что лень победила! Потом мне рассказали, что в грозу в горах не то что фотографировать, выходить из укрытия категорически нельзя — это верный способ «поймать» собой молнию.

Следующим ранним утром мы начали восхождение на вершину. Темно и холодно. Впереди — два километра вверх. Каждый раз бегут мурашки, когда я понимаю, что смогла преодолеть этот путь. Горы как на ладони! С одной стороны — рассветное солнце, с другой — еще сумерки. Ощущение такое, будто ты внезапно вылез из летящего самолета. Эльбрус научил меня главному. Нужно видеть цель и идти к ней, не отвлекаясь на истерию организма и мелочи вроде неудобных очков.

Стать героем собственных «Голодных игр»

Рассказывает Никита Сусакин:

— Раньше я участвовал в лыжных гонках и полиатлоне. Потом увлекся бегом и марафонами. А Эльбрус превратил меня в трейлраннера. Трейлраннинг – это как марафон, только в горах: пересеченная местность, крутые подъемы и спуски, — новый способ испытать себя на прочность. Говорят, трейлраннинг на Эльбрусе — сложнейший в Европе.

На Эльбрусе я был трижды, и всякий раз случайно. Сначала ездил с друзьями кататься на лыжах. Увидели экскурсию к штурмовому лагерю, и подумали, почему бы и нет. Впервые тогда забрался на высоту 4 000 метров: ощущение какой-то внутренней пустоты, непривычно тяжелое дыхание и немного заторможенное сознание. Как будто твой организм не сразу понимает, что происходит.

А теперь представь: стартуешь и бежишь 11 километров все время вверх.

Не думал, что буквально через несколько месяцев, буду снова подниматься на Эльбрус, только уже не по «канатке», а бегом. В августе прошлого года меня пригласили на соревнования по трейлраннингу, 46 километров в горах. Я согласился.

А теперь представь. Стартуешь с высоты 1 500 метров, в поселке Баскан, и нужно бежать постоянно вверх 11 километров, до озера Сылтран. За спиной трехкилограммовый рюкзак с необходимым снаряжением: непромокаемая одежда, фонарик, перчатки, крем от загара (важная вещь!) и питание на весь день, если вдруг потеряешься. Сначала, кажется, мелочь, но в горах ощущения быстро меняются. Подъемы все круче и круче, а уверенности, что добежишь — все меньше. Я тогда ощущал себя героем фильма «Голодные игры» и сериала «Остаться в живых».

На 23 километре сил уже почти не осталось. Были моменты, когда физически не получалось бежать. Кружилась голова, сбивалось дыхание. Но возвращаться не было смысла: что назад — 23 километра, что вперед. Преодолеть себя и свои возможности помогал изотоник, кристально чистая вода в источниках и терккинговые палки, которые я, к счастью, взял с собой. Не знаю, как другие справлялись без них на втором перевале, где камни сыпались буквально из-под ног.

Я прибежал третьим, за 8 часов 52 минуты. Самому не верилось. А желание повторить подвиг и вообще заниматься бегом отпало. Но ненадолго. Зимой я вернулся к тренировкам и решил готовиться к новому марафону.

Этим летом было чуть проще. Я психологически настроился — знал, что меня ожидало. Уверенно стартанул до озера Сылтран. Даже обогнал пару бегунов из российской сборной по горному бегу. Но вдруг на первом спуске падаю и попадаю ногой в холодный горный источник. Чуть позже ногу свели судороги. Я сделал растяжку, выпил весь изотоник и каким-то чудом забрался на второй перевал. Вспоминал, как тренер постоянно мне говорил грозным голосом «Терпеть. Терпеть!». Вот и я себя в горах подбадривал этим «Терпеть».

Прибежал пятым в своей возрастной группе, несмотря на то, что улучшил свое время на 14 минут. Конкуренция возросла в два раза. В том году было 300 участников, в этом — 600, причем много профессионалов из Латвии, Германии, Японии, Украины. Я снова пробежал 46 километров. А кто-то бежал по новому маршруту — 59 километров!

Эльбрус изменил мою жизнь. Это невероятное место. Больше всего запомнился второй перевал на маршруте, с которого открывается вид на все вершины вокруг. Смотришь вверх и думаешь — в следующий раз надо бы туда. А пока у меня впереди тренировки и новые цели. Я хочу попасть в российскую сборную и на марафоны по трейлраннигу в Европу.

«Хочется верить, что Шамбала прячется именно там»

Рассказывает Кирилл Блинов:

— Когда туристическая газелька уже будет трястись по Баксанскому ущелью, внимательно смотри в левую сторону. В горе Андрычи увидишь большой тоннель и такую же букву М. Как будто это вход в Московский метрополитен. На самом деле там находится подземная нейтринная обсерватория. В двух тоннелях, длиной около 4 километров каждый, размещаются научные лаборатории и около 30 сотрудников. Все они живут в селе с говорящим названием Нейтрино. Так что, если хочешь попасть в историю, не доезжая до Эльбруса, останавливайся в Нейтрино и попробуй найти своего проводника в обсерваторию. Даже если не найдешь, узнаешь что-нибудь об эволюции солнца и частице-призраке нейтрино. Здесь об этом разговаривают все 250 жителей.

По пути на поляну Эммануэля, где находится базовый лагерь для восхожденцев, увидишь источники Джилы-Су. Сюда съезжаются со всей страны люди, у которых уже нет надежды на выздоровление. Говорят, многие исцеляются после купания. Но пациентов так много, что выглядит это как Кабардино-Балкарский Вудсток. Купаться в термальных источниках можно только по очереди: либо мужчинам, либо женщинам, строго по расписанию.

С поляны Эмануэля некоторые так и не смогли уехать. Говорят, это одно из мест силы Приэльбрусья.

Идем дальше. Раз водопад, два водопад, три водопад. Выйдешь на огромную поляну, где раздается многозначительное «мммууууууу!». Многие, оказавшись на поляне Эмануэля, так и не смогли отсюда уехать. Говорят, это одно из мест силы Приэльбрусья. Если притянет, то надолго. Есть там, например, серебряный источник. Он открывается раз в году, в начале августа, бьет один месяц, а потом закрывается. Вкус у воды необыкновенный. Пьешь и не можешь остановиться. Ныряешь в ледяную воду, весь дрожишь, но снова ныряешь и смеешься.

На поляну постоянно приходят новые люди – те, кто только собирается наверх и те, кто уже спустился. Мы встретили парней, которые поднимались со сноубордами на вершину. Вверху налетела буря, и в них ударила молния. Оба, к счастью, живы. У одного, правда, перчатки обгорели. Потом спустился молодой парнишка и рассказал, как в его группе во время восхождения люди падали и не могли идти дальше. Им казалось, все, что с ними происходит — сон, который никак не закончится. Тогда, помню, мы первый раз задумались: черт возьми, а мы нормально подготовились?

Часа в 2 ночи тебя разбудят. Кошки, фонарики, ледорубы к рюкзакам — и пошли.

Выше, на 3 500 метрах живут совсем другие люди. По каждому обитателю штурмового лагеря можно писать роман. Характеры четкие, рубленные. Их нельзя не заметить, нельзя пройти мимо. Каждый — Человек. И ты среди них. Привыкаешь к «кислородной диете» и готовишься взять еще одну тысячу метров высоты. Когда победишь и ее, впереди ждут финальные 12 часов восхождения.

У кого-то начнется горная болезнь. Кто-то откажется идти дальше. Ты внимательно будешь следить за метеосводками, но твой гид, скорее всего, не станет пасовать перед природными капризами. Часа в 2 ночи тебя разбудят. Кошки, фонарики, ледорубы к рюкзакам — и пошли. На рассвете доберешься до скал Ленца. Оттуда виден пик Калицкого.

Один изотерик рассказал мне странную историю про это место. С его слов, во время войны, Гитлер привез на пик Талицкого 60 буддийских монахов, чтобы открыть вход в Шамбалу. Затея провалилась, а монахи не вернулись домой. Попасть в те места можно, если добавить в свой маршрут еще один день. После всего рассказанного и увиденного можно поверить, что Шамбала прячется именно там.