Среди людей

Российский каучсерфинг в лицах

  • Покупка
  • Регистрация на рейс
  • Мои бронирования
  •  
  • Авиа
  • Отели
  • Авто
  • Трансфер

Каково это — открывать двери своего дома незнакомцу? Или стать случайным гостем в чужом городе? Ты вдруг понимаешь, что с каучсерфингом можно хоть завтра изменить представление о путешествиях по России. Раз и навсегда. Смотри, как это происходит.

  • Каучсерфинг — поиск ночлега у местных жителей для путешествий.
  • Серфер — человек, который ищет жилье.
  • Хост — хозяин, который принимает у себя путешественников.

Нурия, Уфа: «Удивительный вид туризма — быть рядом с другим человеком в его культурном и бытовом поле».

Все началось с автостопа в 2000 году. Интернет только набирал популярность. Работал бумажный каучсерфинг — встречались на фестивалях, в гостях или просто на трассе, обмениваясь «вписками». Помню затертые записные книжки с адресами. Выглядело это забавно — приезжаешь в незнакомый город, находишь телефон, звонишь: «Здравствуйте, это Желудок? Мне ваш адрес дал Джоник из Барнаула». И это работало! Потом появились тематические сайты и группы в ЖЖ, а уже потом каучсерфинг.

Ко мне приезжали люди, наверное, со всех континентов, кроме Антарктиды. Даже из Австралии и Новой Зеландии. Часто приезжают гости из Восточной Европы и Германии, с легкой ностальгией по «soviet style». Своеобразие Уфы — это башкирский язык, интересное местоположение, на полуострове, и карстовый рельеф. Когда показываю город, отталкиваюсь от интересов человека: кому-то нужен театр, другим — заброшенные здания, третьим — кухня, четвертым — люди и тусовки. На самом деле почти всем интересны люди и тусовки. Поэтому я просто живу, вовлекая гостей в свою жизнь.

Звонит кто-то, говорит, что завис на трассе возле Уфы, и просит разрешения переночевать. И хоп! Через час мы уже сидим на кухне и знакомимся.

Удивительный вид туризма — быть рядом с другим человеком в его культурном и бытовом поле. Это не просто охота за красивыми картинками и ракурсами. Ты растворяешься в том, что тебя окружает. Помню велосипедиста из Канады. Он проехал почти весь мир, но везде пил колу, ел гамбургеры и переписывался с друзьями. То есть не покидал своего культурного поля. Зачем же тогда уезжать?

Мне по душе те, кто открыто воспринимает реальность. Общается с местными, живет их жизнью, пусть и пару дней: закупает овощи на зиму, варит варенье, поет, танцует, исследует пространство. К счастью, таких все больше. Со стороны кажется: «Ой, гости! Пол не вымыла, еду на три дня не приготовила!». Помню, родители готовились к приезду гостей заранее. А у меня часто бывает так: звонит кто-то, говорит, что завис на трассе возле Уфы, и просит разрешения переночевать. И хоп! Через час мы уже сидим на кухне и знакомимся.

По России можно путешествовать аутентично. В Уфе почти 3000 членов «каучсерфинга». Мы проводим встречи, все очень приятные, интересные и доброжелательные люди. Как-то раз ко мне «постучался» один путешественник — отец ехал с 12­летней дочкой автостопом из Алтая. В Новосибирске ему отказала в гостеприимстве одна «каучсерферша». Она создала аккаунт «для общения с иностранцами, а не для приюта соотечественников». Но это скорее редкое исключение.

Игорь, Новосибирск: «Если тебе кто-то помог, отплати тем же. Пусть даже другому человеку».

Я стал серфером в 2014 году. Путешествовал автостопом по Европе. Первый опыт обычно самый запоминающийся. Возвращаешься домой другим — тебя переполняет доброта к людям. А потом и твой дом становится другим. Он превращается в дом для путешественников.

Ребятам из других стран порой сложно представить, что в сердце «дикой» Сибири есть город с населением более миллиона человек.

Иностранцы попадают в Новосибирск, путешествуя на поездах. Для них это уже своего рода классика — пересечь Россию в плацкарте. Был случай, датчанки купили по ошибке билеты в купе. Я помогал им поменять купе на плацкарт. Кассирша тогда забавно отреагировала — просила меня еще раз уточнить, осознают ли интуристки, на что идут.

Серферы любят гулять по городу не как туристы, а как исследователи. Им нравится наблюдать за жизнью местных. Поэтому я часто знакомлю гостей со своими друзьями и приглашаю туда, где бываю сам. Ребятам из других стран порой сложно представить, что в сердце «дикой» Сибири есть город с населением более миллиона человек.

Больше всего люблю болтать на «запретные» темы — о религии, политике. О забавных ситуациях, которые происходят из-за разницы в менталитете, языке, национальности. И, кстати, такие разговоры еще никогда не заканчивались обидами или ссорами. Для путешественников здесь нет ничего неудобного. Главное — уважать друг друга и понимать закон сохранения доброты: если тебе кто-то помог, отплати тем же. Пусть даже и другому человеку.

Недавно я приютил у себя путешественника из «высшей лиги». Дима Иуанов ведет проект «Вокруг света за 100 дней и 100 рублей». Это жизнерадостный парень, который «гуляет» по миру без денег. Мы круто сдружились за три дня, которые он у меня прожил. Надеюсь, в будущем устроим трип вместе.

Алена, Владивосток: «Обязательно привожу к морю».

У каждого свои ожидания от города. Например, парень из Польши хотел забраться на вышку, потому что считал это чисто русским развлечением. Другой мечтал искупаться в Японском море — мы ездили на остров с дикими пляжами. Девочка из России просила показать музей подводной лодки — после него мы еще сходили в ремонтный док и к действующим военным судам. Не каждый, переступив порог, становится другом и собеседником. Человек постепенно привыкает к новому месту, городу, стране, ко мне, в конце концов. Я как Шерлок ищу общие темы, интересы. И оказывается, кто-то пишет картины, кто-то ведет бортовой журнал, кто-то сочиняет музыку или выступает в театре.

Я привожу туда, где город открывается с высоты. Точка обзора зависит от авантюризма — кого-то подниму на крышу гостиницы, а кого-то — на радиовышку, установленную на самой высокой сопке. И обязательно привожу к морю. Это душа Владивостока. Наверное, она живет в Маяке — отсюда видны мосты, дома, корабли, порт.

Не обременяю серферов историческими справками. Для голых фактов открывай Google. Лучше спонтанно гулять, набредать на что-нибудь стоящее и вспоминать на ходу интересные истории. А еще лучше — делать это на лонгбордах, велосипедах или скутерах. Потом приходим домой, вместе готовим. Я делюсь рецептами и собираю кулинарную коллекцию со всего мира. Люблю фотографировать. Поэтому предупреждаю, что обязательно сниму гостя с моим котом. Это такая себе добровольно-принудительная процедура, которая стала традицией.

Мне помогали красить стены, убирать строительный мусор, мыть кота, который притворялся валиком для покраски.

Моя съемная квартира до недавнего времени выглядела так себе. Серферы помогали сделать ее уютнее. Вместе мы красили стены, убирали строительный мусор, мыли кота, который притворялся валиком для покраски. В квартире появились всякие интересные вещи для украшательства.

Каучсерфинг в России пока отличается от мирового. К сожалению, общаться с нашими путешественниками не всегда легко. Например, ко мне приезжала девушка, которая «забаррикадировалась» в комнате и не интересовалась ничем вокруг. Выход в магазин за едой для нее был чем-то вроде восхождения на Эверест. Я понимала, что человек приехал только за ночевкой. Такое отношение нужно менять, видеть в людях в первую очередь людей, а не собственников свободной комнаты. Среди хостов есть прекрасные ребята, которые заслуживают доверия и внимания. Этой весной я за несколько часов собралась в Томск, к подруге. Написала хостам. Ответов получила неожиданно много. И не потому, что всем не терпится предоставить тебе спальное место. Просто люди всегда ищут что-то хорошее в других.

Илья, Астрахань: «Я заново влюбился в родной город».

Зимой 2015 года я ехал после сноуборд-трипа в Краснодар. Там меня ждала подруга, которая остановилась у Юли, каучсерфера. Юля из Екатеринбурга, но уже успела пожить в Питере, на Филиппинах и Краснодаре. Юля сыроед — ест только фрукты и овощи. Я примерил такой рацион на себя. Сыроедом не стал, но уже год не ем мясо.

Когда вернулся в Астрахань, захотел тоже стать каучсерфером. У меня дом в центре города, несколько свободных комнат — так почему нет? Одним из первых моих гостей стал Антон из Иркутска. Он выехал из дома в 19 лет, с тремя тысячами рублей в кармане и походным рюкзаком. Через четыре месяца путешествий Антон оказался у меня.

Иногда в квартире собиралось человек пять одновременно. Это было счастье для всех. Мы готовили ужин, садились за стол и общались так, словно знали друг друга тысячу лет. Так я подружился с ребятами из Польши, Франции, Ирана, Украины, Беларуси, Узбекистана, Иркутска, Сургута, Москвы, Твери и Нижнего Новгорода. Это лето было незабываемым. Мы ездили на дикий пляж, устраивали пикники, катались на велосипедах и даже переплывали Волгу.

Признаться, до каучсерфинга я не очень любил Астрахань. Но когда ты становишься единственным связующим звеном между путешественником и городом, все меняется.

До каучсерфинга я не очень любил Астрахань. Но когда ты становишься единственным связующим звеном между путешественником и городом, все меняется. У нас 50 красивых мостов, фонтаны, длинная набережная, старый Кремль и невероятная природа. Я заново влюбился в родной город.

Иностранцы говорят, что в России самые красивые места. А люди, которые живут рядом, ни разу их не видели. Мне кажется, у нас есть почти все для внутреннего туризма. Слово «почти» можно убрать, когда среди всей этой красоты появится комфорт и современный, человеческий сервис для путешественников. Каучсерфинг похож на оазис такого сервиса.

Галина, Москва: «Мир открытый и гостеприимный, если ты сам этого хочешь».

Четыре года назад я работала в Болгарии в детском лагере. Хотелось понять, как жить, совмещая работу и путешествия. Коллеги и рассказали, чем полезен каучсерфинг и почему это нечто большее, чем краткосрочная ночевка в чужом доме.

Кто как не человек, живущий в городе, выступает носителем самой честной информации о нем?

Сначала я только «серфила». Путешествовала и наблюдала, как живут в городах Малайзии и Китая, в Бангкоке, Гонконге, Ереване, Тбилиси. Ты смотришь на город и страну детально, твоя картина мира становится объемнее и ярче. Кто как не человек, живущий в городе, выступает носителем самой честной информации о нем? Когда вернулась в Москву, сняла квартиру с молодым человеком и решила: пора отдавать долг Вселенной. Мы открыли двери своего дома.

Теперь я путешествую даже в пределах квартиры. Ко мне приезжают люди со своими историями, взглядами, идеями. Вряд ли я бы встретила их в других обстоятельствах, а теперь они мои друзья, мой личный кругосветный маршрут.

Каучсерфер — тот, кто интересуется миром, людьми, историями, а не благотворительностью.

Ребята из России не всегда понимают философию каучсерфинга. Мы интересуемся миром, людьми, историями, а не благотворительностью. Поэтому хосты так подробно рассказывают о себе на порталах и приглашают только близких по духу людей. Если бы меня попросили просветить соотечественников на тему каучсерфинга, я бы заострила внимание на простых, но важных правилах:

  • Уважайте того, к кому приезжаете, убирайте за собой, будьте аккуратными.
  • Не считайте каучсерфинг бесплатным хостелом.
  • Внимательно читайте профиль приглашающего.
  • Пишите индивидуальные запросы. Не делайте одинаковую рассылку по нескольким адресам.
  • Останавливайтесь максимум на 4—5 дней. Две недели — это некрасиво.
  • Привозите подарок. Хотя бы печеньки.