Это странное место Камчатка

История о первом знакомстве

  • Покупка
  • Регистрация на рейс
  • Мои бронирования
  • Статус рейса
  •  
Поменять местами
Выберите даты
1 0 0

Отправившись на Камчатку, наш корреспондент увидел инопланетные пейзажи, вулканический камень в виде «Поцелуя» Климта и вступил в платонические отношения с медведями.

«Привез прошлой зимой новый газовый баллон. Захожу на террасу, а медведь мои сырники ест, прямо из сковороды». Алексей Ткач, наш 62-летний проводник в мир Камчатки, деловито перебирает в рюкзаке фальшфейеры. С помощью этих пиротехнических средств он планирует отпугнуть медведя, которого, он надеется, мы встретим: «Мы его обязательно встретим, вот прямо чувствую. Главное, чтобы это не оказалась мама с медвежатами. Такая встреча опаснее всего. Как-то я встретил такую мадам с двумя малышами, она зарычала и пошла на меня. Вела себя так, словно я ей алименты за пять лет задолжал».

Стоит отдалиться от города, чувствуется это дуновение дикой и суровой жизни. За это я наш Дальний Восток и люблю, хлюпики тут не задерживаются.

Мы собираем лагерь, укладываем в мешки две палатки, которые вчера установили посередине густого леса. Где-то вдалеке виднеется заснеженная верхушка вулкана Плоский Толбачик. По небу стремительно, словно опаздывая куда-то, проносятся две птицы. «Это гагары, редко их встретишь. Когда мне в 1990-е зарплату перестали платить, помню, подстрелил парочку таких, принес домой — подарил жене на день рождения. Вкусно как было! Деликатес».

Ровно три дня назад мы прибыли в аэропорт Петропавловска-Камчатского, чтобы отправиться на вершину вулкана Плоский Толбачик. А сейчас после ночевки загружаем вещами наши рюкзаки и снова отправляемся куда-то вперед по каменистой земле. Где-то позади, еще во вчера, остался маленький поселок Ключи, один из немногих населенных пунктов в этом районе. Ткач достает трубку, на ходу забивает ее, продолжая говорить о медведях: «В поселки они заходят, когда еду ищут! Мой приятель оставил в фургоне мороженых индюшек, поставил машину на обочине, рядом с домом, где живет. Отошел на полчаса, возвращается — из фургона торчит медвежий зад. Хорошо, что с собой ружье было: стоило в воздух пальнуть, косолап сбежал. Повезло! Моего знакомого Витьку медведь при встрече задрал!»

Впрочем, как говорит Ткач, далеко не все встречи с медведем заканчиваются схваткой или трагедией. «Медведь близорук. Чтобы определить, кто перед ним, ему нужно вас понюхать. А понюхав, он, вероятнее всего, уйдет. Бывало у меня так: столкнулись с мишуткой лицом к лицу и разбежались...» На плече у Александра — карабин иностранного производства. С оружием, рассказывает Ткач, он не расстается с десяти лет. «Отец меня специально приучал!»

Дальний Восток представляется чем-то вроде Дикого Запада. Каждому мужчине полагается выносливый конь — подержанный внедорожник японского производства, мужчина ухаживает за ним, а тот возит его в самые глухие места, у каждого мужчины здесь — оружие, а вокруг лежат безлюдные места, где бродят медведи.

«На самом деле туризм у нас, конечно, есть, существуют базы отдыха и гостиницы. На вертолетах богатых горнолыжников возят на вершины. Но стоит отдалиться от города, чувствуется это дуновение дикой и суровой жизни. За это я наш Дальний Восток и люблю, хлюпики тут не задерживаются». В этот момент Александр придирчиво осматривает нас с фотографом Ваней, комментирует: «Вы вроде ничего еще. У меня тут туристы летом были, так устроили истерику из-за комаров. Тоже двое здоровенных мужиков из Москвы».

Весь день мы идем, поднимаясь вверх и вверх — на действующий вулкан Плоский Толбачик. Под ногами — камни самых причудливых форм. Вот, как мне кажется, лежит бюст советского поэта Михаила Луконина, отлитый в куске вулканического шлака. Чуть дальше огромный камень: без всяких затей он изображает гигантскую женскую грудь. Ага, а вот и «Поцелуй» Густава Климта — высечен на скале.

Все это — фрагменты моих культурных пристрастий, перемешанных с последствиями самого крупного извержения Толбачика, оно случилось относительно недавно, в 1975 году. Ткач рассказывает: «Меня самого в этих местах не было, но тесть охотился неподалеку. То ли его не предупредили, то ли еще что, но в итоге он все видел относительно вблизи, пока ноги не унес. Говорит, что все это было похоже на атомный взрыв из фильмов: высоко в небо поднимался столб дыма, по небу летали огромные раскаленные глыбы размером с легковой автомобиль, Согласись, в городах такого не увидишь. У нас все-таки особенная земля, да?» По словам Ткача, после извержения целые территории оказались покрыты раскаленной лавой. Толбачик извергался и позже, в 2012 году, но намного слабее.

Останавливаемся на ночевку, ставим лагерь у скалы высотой в три человеческих роста. На ужин достаем последние банки тушенки, варим ее в котелке на газовой горелке. Ткач снова закуривает трубку: «Медведь на огонь никогда не придет. Запах его отпугнет!» Фотограф Ваня толкает меня в бок, шепчет: «У дяди Саши какая-то фиксация на косолапых...» Наш спутник отзывается, оказывается, прекрасно слышит: «За эту фиксацию вы меня потом поблагодарите! Весь ужин доедаем, все, что не доели, кладем в пластиковый контейнер, я сейчас его дам. Если просто еду выкинуть, это может привлечь животных». Ложимся спать, ночью ветер трясет палатку. Где-то в лесу трещат деревья. Я засыпаю, представляя медведя, который пробирается к нам, ломая сучья.

Интересно, думаю я, можно ли пыхтением изобразить седьмую «Ленинградскую» симфонию Шостаковича?

Через день мы уже на высоте в 1600 метров. Встаем в шесть утра, колючий ветер обжигает щеки. Сегодня у нас — восхождение на вершину вулкана, на 3140 метров. Спешно завтракаем сухофруктами, разогреваем чай и двигаемся в путь. Идем несколько часов, и вокруг нас — безжизненные каменные пейзажи, словно мы высадились где-то на Марсе. Кажется, что сейчас на горизонте появится межпланетная космическая станция. Александр поддерживает тему: «Именно в районе Толбачика испытывали первый в мире луноход — “Луноход-1”, тот самый, который потом исследовал Луну. Рельеф у нас на Камчатке очень похожий. Мне дед рассказывал, что общался с учеными, которые сюда приезжали с этим луноходом».

Топаем, бредем, волочемся уже пятый час. Из звуков только собственное пыхтение, в нем чем дальше, тем больше слышатся какие-то симфонические оттенки. Интересно, думаю я, можно ли пыхтением изобразить седьмую «Ленинградскую» симфонию Шостаковича? Так, а вот камень с лицом моей коллеги по журналу, а вот Мэрилин Мэнсон — на голове у него надеты лед и яблоко.

Спустя пару часов, преодолев несколько подъемов, мы вдруг оказываемся у цели — на вершине Толбачика. Тумана нет. С высоты, кажется, видна вся Камчатка. Ветер задувает в нос, в уши, а еще слышно, как Ткач произносит речь, наливая в рюмки водку: «Все, что ты видишь в кино, можно увидеть у нас на Камчатке. Перестрелка звездолетов из “Звездных войн”? Пожалуйста, вот тебе извержение вулкана. Хочешь почувствовать себя “Выжившим”, как Ди Каприо? У нас на Камчатке есть все возможности!»

На следующий день мы шагаем внизу, добрались до выжженного в 1975 году леса, его называют Мертвым. Вдалеке возвышается главный виновник местной драмы — Плоский Толбачик: пепел и шлак накрыли огромную территорию, все живое (что не умело бегать и не убежало) погибло. Пейзаж вокруг нас похож на мир после апокалипсиса: деревья тянут вверх голые ветки, чувствуется легкий запах серы, земля черна, на ней за несколько десятков лет не выросло ни травинки. Ткач с восторгом рассказывает: «Кто-то говорит, что место депрессивное, а у меня здесь дух захватывает. Вот как будет выглядеть мир после конца света! Ладно, давайте еще по одной...»

Ближе к вечеру, когда мы наконец оказываемся среди желтой (о счастье!) травы и живых деревьев, становится почему-то очень радостно. Фотограф Иван уходит в кусты, чтобы наломать дров для костра, оттуда слышится его крик: «Тут медвежий след!» Ткач тоже уходит в кусты, оттуда слышится его удовлетворенный крик: «Самец, крупный! А след свежий. Доставай фальшфейер! Ну и водку заодно, она в том же кармане».

Три вещи, которые надо сделать на Камчатке

Фрирайд с вулканов

Катание с вулканов — это то, что нужно попробовать хоть раз в жизни всем поклонникам экстремального катания на горных лыжах и сноуборде. Разумеется, никаких подъемников и кафе поблизости: вас забрасывают наверх на снегоходе, а если вы предпочитаете высоту побольше, то на вертолете (но это намного дороже).

Заехать на снегоходе в Мутновский вулкан

Это действующий вулкан, который делится на четыре кратера, каждый диаметром до двух километров. К кратерам можно заехать на снегоходе, а по пути наблюдать фумаролы — кипящие газы, которые вырываются из-под земли на десятки метров. Все выглядит как живописный филиал преисподней.

Заняться подледной рыбалкой

Зимой на Камчатке ударяют сильные морозы, поэтому рыбалка превращается в настоящее приключение. Одно из самых важных мест в этом жанре — река Быстрая, где можно поймать Гольца, Микижу и хариуса.

Как заработать больше миль за путешествие

Укажите номер S7 Priority при оплате услуг, либо регистрации на рейс. При бронировании авто и отеля вы получите по 1 миле за каждые потраченные 20 рублей. Больше возможностей — по ссылке.

Автор: Антон Зоркин

Материал был опубликован в декабрьском номере бортового журнала 2018 года S7 под заголовком «Это странное место Камчатка».