Под небом голубым

Едем смотреть на мартовский Байкал

  • Покупка
  • Регистрация на рейс
  • Мои бронирования
  • Статус рейса
  •  
Поменять местами
Выберите даты
1 0 0

С февраля и до апреля, в самый крепкий лед, на Байкале особое время. Здесь тихо, тепло и много солнца, а небо стоит высоко-высоко. Автор этой статьи зовет тебя на Ольхон — на пару дней. С собой возьми коньки, шапку, термос и солнцезащитные очки (да, и их тоже).

Надежда Веденеева

Живет в часе езды от Байкала. Часто там бывает и любит делиться впечатлениями.

«Я писала этот текст в начале марта, когда кататься на коньках можно было в любой части Байкала. Но зима заканчивается, а лед тает. Так что если ты не успел, надеюсь, мой рассказ поможет с планами на следующий февраль. В любом случае, на Байкале есть чем заняться круглый год, так что прилетай в гости!»

Леса и степи

Трасса Иркутск — Хужир гармонично тасует русские и бурятские топонимы. Жердовка сменяется Усть-Ордой. На одном из перекрестков левая дорога ведет на старообрядческую Тургеневку, а правая — на деревеньку Бохолдой.

Как раз где-то после Жердовки асфальт внезапно вырывается из леса и стелется по желто-белой степи. А после остановки в Баяндае (размять ноги, съесть огромный пирожок с капустой) маршрутка резко сворачивает направо — и тебе снова «включают» засыпанный снегом лес, темно-зеленый, насыщенный байкальской водой, до которой еще пара часов и сотня с лишним километров.

Еще одна остановка — Еланцы, последняя заправка, место силы всех водителей. Трасса делает длинный и плавный поворот, и кто-то невидимый в очередной раз меняет пленку диафильма в гигантском проекторе. Впереди только неуютные коричневые скалы, а ты ждешь и ждешь, когда же в просвете мелькнет, наконец, огромное пятно — белое или сине-черное, покрытое снегом или манящее чистым льдом. Фух, вот и переправа.

Выходишь, с удовольствием потягиваясь и щурясь от солнца, — и настороженно ступаешь на лед. Хотя волноваться не о чем: под тобой — примерно метр крепкого и прозрачного льда, который выдерживает огромные грузовики. Ну что, едем дальше?

А дальше под колесами разворачивается заботливо сделанная самим Байкалом гладкая черно-белая дорога. Наслаждайся красотой вокруг и плавным ходом: виды-то останутся, а вот приятная плавность скоро за..кон..чит..ся... Ай!

Чтобы попасть в обитаемые места Ольхона, путники преодолевают последнее испытание — гравийную дорогу, которую местные метко прозвали стиральной доской. Чтобы хоть как-то отвлечься от кочек и колеи, можно попробовать посчитать сусликов, которые или стоят столбиком в степи, или перебегают дорогу прямо перед капотом. Еще час-полтора терпения — все, приехали.

Лед и волны

Буддисты говорят, что чем больше энергии ты отдаешь, тем больше получаешь взамен. Возможно, именно полуторачасовая тряска делает радость долгожданной встречи с байкальским зеркалом такой сильной. Садись прямо на лед, переобувайся в коньки — и вперед! И пусть только ветер подгоняет тебя в спину.

Кататься по Байкалу приятно и умельцам, и новичкам. Вероятность столкнуться (во всех смыслах слова) с другими стремится к нулю. Лед не прорезают глубокие трещины от чужих коньков. В ногах не путаются шальные шайбы и потерянные варежки. Никакого «Движение только по часовой!». Хочешь — оттачивай свои лучшие пируэты. Хочешь — согнув коленки и расставив руки, аккуратно ходи туда-сюда. Хочешь — разгоняйся до свиста в ушах. Дыши. Щурься от солнца — то ли настоящего, то ли отраженного прозрачной льдинкой. И улыбайся!

На обратном пути заверни к любому обрывистому берегу — посмотреть на пещеры, до которых летом добираются только вплавь. В январе холод побеждает наконец воду, а людям достаются только следы этой цикличной борьбы: высеченные из байкальского хрусталя неровные волны и покрытые инеем сталактиты и сталагмиты. Посиди в тишине, посмотри на мир через холодный голубой фильтр. Или сыграй что-нибудь на ледяном ксилофоне. Или лизни, наконец, самую чистую на планете сосульку — где если не здесь.

Снег и песок

Байкал и Ольхон играют на контрасте: озеру, которое расстилается черным и голубым, остров отвечает белым и желтым. Чтобы посмотреть на смешанный с нетающим снегом песок, иди на Сарайский пляж.

Заблудиться в Хужире сложно: центральная улица называется, конечно, Байкальская, а от нее уходят немногочисленные параллели. Так вот, найдя на улице Байкальской кафе «Байкальское, 35», сворачивай на улицу — внезапно! — Пушкина и иди до конца, к огромной вывеске «Байкалочка». В «Байкалочке», если что, вкусные позы и божественная рисовая каша, но если ты уже завтракал, то держи левее, к деревянной изгороди. Проходи дальше — и увидишь знакомую картинку из Гугла, пейзаж с Шаманкой и соснами. Можно пойти прямо, спуститься вниз и обойти скалу по периметру — роскошь, тоже доступная большинству только зимой. А можно уйти направо, через украшенные разноцветными лентами коновязи, и аккуратно спуститься с разрезанной глубоким оврагом горы на пляж.

Это очень странный контраст: ноги слегка утопают в песке, словно ты на тайском пляже, глаза слепит яркое солнце, которое сейчас светит и в Сингапуре, и в Мумбаи, и во Владивостоке, а лицо обдувает холодный ветер из байкальских ущелий. Ты между Западом и Востоком, между планетой людей и прибежищем бурятских духов, между лесом и застывшей, но не смирившейся водой. Просто идешь и смотришь на песок, пересыпанный снегом. Думы о высоком должны помочь вскарабкаться обратно на эту огромную гору.

И выходных будет мало

Еще на Ольхоне можно погулять по лесу и послушать, как падают с огромных сосен шишки. Арендовать велосипед и прокатиться до соседних Харанцов (ехать очередные пять километров гравийки на велосипеде гораздо приятнее, чем на машине). Пофотографировать разукрашенные граффити лодки около заброшенного рыбзавода. Или пожарить шашлыки под яркими звездами и, в конце концов, сходить в баню.

Не забудь объесться позами и блинами со сгущенкой, напиться брусничного морса или крепкого чая с лимоном и с сахаром — такие специалитеты найдутся в любой хужирской кафешке. Тем, кто на острове затосковал по континентальному завтраку и капучино, — путь в Olkhon Bistro Francais или в «Воскресенье» на Пушкина.

Добраться из Иркутска на Ольхон можно трансфером, на маршрутке с городского автовокзала или на арендованной машине (в этом случае обязательно остановись в Еланцах залить бак до полного — дальше заправок не будет). Дорога займет пять-шесть часов.

Если ты попал в межсезонье, когда ледовую переправу уже закрыли, а паром еще не ходит, езжай до Сахюрты, она же МРС. Там подходи к любому «Хивусу» на воздушной подушке: рыбаки довезут прямо до Хужира быстро и, главное, без тряски. Если ты в этом хорош — торгуйся.

Байкал-экспресс

Если дела не отпускают из Иркутска надолго, можно съездить на Байкал и одним днем.

Классический маршрут — в Листвянку: 60 километров от города, меньше часа в дороге. Посмотри на ледовые скульптуры, сделай селфи с гигантской надписью «Я люблю Байкал» (ведь любишь, правда?) и, если повезет и ветер сметет снег, обязательно покатайся на коньках.

Не доезжая до Листвянки примерно 20 километров, можно свернуть в Тальцы. Выражаясь официально, устроить обзор памятников деревянного зодчества. Неофициально — поахать над (а точнее, под) высоченным острогом, покачаться на гигантских качелях, попробовать пройтись вдвоем на великанских лыжах, побродить по тихому берегу пока еще Ангары.

За теми самыми пузырями езжай в Большое Голоустное — 120 километров в одну сторону, если выехать с утра пораньше, то времени вполне хватит. Увы, последние 30 из этих 120 — все та же любимая суровыми сибиряками гравийка. Зато для приезжих это довольно нетипичный маршрут, так что вероятность застать там толпы туристов очень небольшая.