Услышать планету

Плейлист для всех, кто дома

  • Покупка
  • Регистрация на рейс
  • Мои бронирования
  • Статус рейса
  •  
Поменять местами
Выберите даты
1 0 0

Один мир, два человека, пять лет, 28 стран. Никита и Настя Истомины вернулись в Москву из кругосветного путешествия с коллекцией звуков. Скучаешь по далеким странам так же сильно, как мы? Надевай наушники и кликай Play: там поют аргентинские киты, рычат американские дороги и кричит священная птица кетсаль. Земля, скоро увидимся, обещаем!

Давайте начнем с самого интересного. Какие классные и необычные звуки вы слышали в пути?

Настя: Поющий кит в Аргентине. Столько китов, как в Аргентине, мы больше не слышали нигде. Причем слышно их прямо с берега.

Один из самых мощных звуков — взрывается вулкан, включается сирена, потом объявление на двух языках, на испанском и на кечуа. Это было ночью, в городке Баньос де Агуа-Санта в Эквадоре. Извергался вулкан Тунгурауа, местные называют его «мама Тунгурауа». Вся эта смесь немного заставляла паниковать, так что мы держали вещи наготове.

Никита: Звук, который не удалось записать, — пение крокодила в Пантанале, в Бразилии. Такая сильная необычная вибрация.

Настя: Мы спали в палатке и всю ночь слышали этот звук. А на следующий день увидели крокодила, поняли, что это он так «поет».

Никита: От его «песен» даже вода вибрировала!

Настя: Мы слегка офигели от того, сколько их, оказывается, окружало нас ночью.

Настя: Еще мы как-то были в археологической зоне — в городе Чичен-Ица в Мексике. Там находится главный храм-пирамида индейцев майя. Он долго стоял в руинах, а когда его, как пазл, восстановили по кусочкам, обнаружили очень необычный эффект: если ты стоишь у подножия главной лестницы и хлопаешь в ладоши, хлопки возвращаются криком священной птицы кетсаль — получается такой квакающий звук. Это происходит за счет геометрии ступенек, и, конечно, сейчас непонятно, как майя смогли это все рассчитать. Кетсаля нужно еще умудриться услышать: это вымирающий вид. Но я смотрела ролики на ютьюбе и могу сказать, что да, звук в храме идентичный.

Никита: А однажды в Австралии мы шли по эвкалиптовому лесу и слышали, как скачками приближаются гигантские кенгуру — ту-дум, ту-дум!

Случались ли «аудиофлешбэки», внезапные звуки дома на другой стороне Земли?

Настя: Я слышала воробьев — и оказывалась в московском дворике, летом, в тихий солнечный день.

Никита: В Аргентине мы ходили к ледовой пещере через снег. И звук шагов по снегу, этот хруст, возвращал меня в сибирские горы.

Настя: Пение муэдзинов каждый раз переносило меня в первое путешествие автостопом по Египту. Местами это было непросто, поэтому флешбэки были мощные: стрессовые ситуации сильнее отпечатались в памяти.

Есть ли звуки, которые должны были бы быть одинаковыми по всему миру, а оказались совсем разными?

Настя: Дороги. Казалось бы, они везде одни и те же, но на самом деле все дороги в мире звучат по-разному. Самые загруженные звуками дороги — в Азии. Мопеды, клаксоны — все совершенно иначе. Дорога в США — это всегда сирены. В Китае по-другому звучат поезда.

Никита: Звуки дождя и любого падающего потока: каждый водопад, например, «поет» по-своему.

Как вы записывали звуки?

Никита: У нас был рекордер (как только мы вернулись домой, он, что интересно, сломался) и бинауральные микрофоны, которые вставляются в уши. Они записывают все, что происходит сзади, спереди, сверху, снизу. Получается объемная звуковая модель, в которую можно полностью погрузиться, особенно если закрыть глаза. Такие записи лучше всего слушать в наушниках.

Настя: Что хорошо в этих бинауральных микрофонах — они абсолютно не смущают местных. Люди думают, что ты просто ходишь в наушниках, а на самом деле ты за ними «шпионишь» и записываешь их разговоры.

Никита: Еще у нас был гидрофон, который я сделал из микрофона, мы на него записывали китов, помнишь?

Настя: Да, писали подводные звуки на рифах.

Вы планировали, какие звуки будете записывать, или это были спонтанные решения?

Настя: Списка «Нужно это записать» у нас не было. Но когда мы приезжали в новую страну, мы «брали языка» и выпытывали, с какими звуками у него ассоциируется город, страна. И нам давали очень много классных советов, говорили, что вот этого вы больше нигде не услышите, — и были правы. Поэтому план у нас появлялся, когда мы знакомились с кем-то местным.

Приходит в голову, например, наш эпик фэйл. Когда мы были в Сан-Франциско, все нам говорили, что нужно записать звук трамваев. Из-за местного рельефа трамваи там специфические, у них какое-то особо хорошее сцепление с рельсами, поэтому они издают особенные звуки. Но с этой записью что-то случилось или мы ее потеряли — в общем, трамваев из Сан-Франциско у нас нет.

А некоторые звуки у нас появлялись незапланированно. Когда долго живешь в одном месте, то рано или поздно начинаешь обращать внимание на определенный звук, ну или он начинает тебя преследовать. И ты, наконец, берешь и его записываешь. Самое интересное — бывало, что потом местные слушали нашу запись и узнавали свой город по этому звуку. Например, звук из США — развевающиеся на флагштоках флаги, которые американцы очень любят. Или австралийская сорока...

Никита: ...тоже об этом подумал.

Настя: И вообще австралийские птицы. Сейчас смотришь любой фильм — и понимаешь: «О, его снимали в Австралии».

Никита: Одно из любимых мест во всех странах — рынки. Очень интересно по рынку идти и записывать, как люди торгуются, кричат.

Кроме записи звуков, у вашего путешествия была какая-то глобальная цель?

Настя: У меня была мечта выучить язык. В своих предыдущих путешествиях я поняла, что в мире на самом деле английский не особо в ходу. Так что всегда приходилось подучивать местные языки, чтобы объясняться с народом. Поэтому мой английский за эти поездки никак не продвинулся. Еще до кругосветки я пыталась учить испанский. Так что моя сверхцель, получается, была заговорить на каком-то другом, не русском, языке. Я робко загадывала испанский или хотя бы английский. И вот мы вернулись, и теперь я могу разговаривать и на том, и на другом. Эта сверхцель достигнута.

Никита: У меня сверхцели с общим вектором научиться делать что-то новое. Как итог, например, я научился водить лодку.

Настя: На момент старта, да и сейчас, нас очень сильно интересовала тема экологии — экостроительства, запасания воды. И это отчасти формировало направление наших поисков и влияло на маршрут. Мы выбирали волонтерство, научились пчеловодству и много еще чему, что сложно представить в привычной жизни.

Сейчас, через пару лет, важен ли сам факт того, что кругосветное путешествие — done?

Настя: Мне кажется, важен. Вообще в путешествии мы встретили о-о-очень много кругосветчиков. Причем есть кругосветчики замороченные — они вступают в клубы, у них свои строгие правила, в общем, такие немного снобы. Есть, наоборот, кругосветчики-пофигисты, которые по стопятьсот раз возвращаются домой и потом снова уезжают из дома в «радиалки», но все равно называют свое путешествие кругосветкой. И, по сути дела, для кого-то это не важно, а для кого-то — очень. Мы с Никитой любим доводить все до конца. Так что то, что мы это начали и закончили, для нас важно.

Никита: Ну и это... приятно.

Настя: Были тяжелые моменты, когда мы думали, возвращаться или нет. И да, местами это было испытанием. Но сейчас понимаем: хорошо, что все удалось, что мы не сдались.

Как это вообще ощущается — оказаться дома после пяти лет?

Настя: Очень странно. Пришло полное осознание того, что дом — это не одно место на карте. Дом — это там, где мы.

Никита: В путешествии мы привыкли к тому, что точечка, куда ты сейчас приехал, — это и есть твой дом. Твоя койка в хостеле, твой уголок, твоя квартира, твоя палатка. И после первой недели в Москве мы поняли, что на ближайшее время наш дом вот здесь.

Настя: Мы даже кровать купили — так нас припекло! Большую кровать и классный матрас — хотелось просто выспаться. Но на самом деле я забыла названия улиц. Появилась куча новых станций метро, появилось МЦК, которого я раньше вообще не видела. И какое-то время я в родном городе была тем самым приезжим, который все время спрашивает: «Извините, а как добраться вон туда?». Все это дико поражало воображение. Потому что Москва, как ни крути, хороша, и ты офигеваешь от того, что можешь ночью гулять.

Никита: Москва похорошела и изменилась.

Настя: Конечно же, очень сильно поменялись родные: папа постарел, сестра вышла замуж, мама вышла замуж. А у Никиты, например, младший брат стал больше всех в семье — и это жутко непривычно. У моих дорогих и любимых подруг появилась куча детей, с которыми пришлось знакомиться заново. В общем, такое ощущение, что ты вывалился из машины времени — и тут все другое.

Никита: Хотя тебя не было пять минут.

Вы гордитесь собой?

Никита: Да, я горжусь нами, горжусь тем, что у нас это получилось.

Настя: Я тоже. И на самом деле, я горжусь и нашими личными отношениями. Не знаю, как это объяснить, но Никита настолько крут...

Никита: Да и Настя тоже!

Настя: Есть любимый человек, который не сдался, выдержал. Выдержал не только меня, но и какие-то тяготы пути. Не развернулся, не сломался, не сдрейфил — и прошел до конца.

Никита: Прошли до конца.

Настя: Да, мы друг с другом прошли до конца. Блин, это бесценно!